Восьмикратно счастливый...


Вырастить ребёнка с инвалидностью, это настоящий гражданский подвиг. Тем более поднять двух ребятишек с устойчивыми отклонениями в здоровье. Супруги Штейнерт, Алексей и Юлия, помимо шести своих детей, по счастью вполне здоровых, взяли в свою семью двух мальчиков – инвалидов. Причём из Москвы. Мама Юля уже не раз давала интервью для СМИ, а потому сегодня у меня разговор мужской. На вопросы страницы «Мы Вместе» согласился ответить глава семьи Алексей Штейнерт. Человек, которого зовут папой восемь детей.

кликни чтобы увеличить: -Алексей, я знаю, что вы предприниматель. Знаю, что начинали с нуля и не раз меняли направление своего бизнеса. Но, увы, вы далеко не олигарх, не миллиардер. Не поведаете, как удаётся заработать на такую ораву и поддерживать вполне достойный уровень жизни в семье. И это при дополнительных расходах на детей с особыми потребностями?
- Конечно, непросто обеспечивать нормальный достаток на большую семью. У каждого свои нужды, кому-то нужен спортивный инвентарь, кому-то оргтехника. Всем нужно одеться-обуться. Мы даже ухитряемся организовать себе поездку на море. А как же! Способ один много «вкалывать» и не чураться никакой работы. Все перечислять не стану. Сейчас я в строительном бизнесе, но пробовал за многие годы разное. Было даже, в своё время, собственное охранное агентство. Снижается доход на одном поприще, перехожу на другой вид деятельности. А с тех пор как у нас особенные близнецы, конечно же расходы возросли. За протезы Давида мы сами не платили, помогли спонсоры и государство. Но на максимальную реабилитацию обоих малышей материальных средств требуется очень много.
- Ваша супруга Юлия сказала в одном интервью, «что-то щёлкнуло» и вы решили взять именно этих детей в свою семью. Кастинг из детей, на которых, по её словам «нет очереди», вы не проводили?
-Был кастинг, и ещё какой! При социальных органах создана всероссийская база данных на детей, оставшихся без родителей. Пары, желающие взять ребятишек в свою семью, имеют возможность увидеть малышей из этой базы. Мы ее смотрели тут, в Красноярске. Когда увидели личики именно этих двойняшек, то мы оба враз поняли – эти и есть наши!
-Старшие дети сразу одобрили прием больных ребят в вашу семью?
- Знаете, не все. Старшему сыну Марку поначалу это было не по душе. Он совсем юный, серьёзно занимается спортом. Собирается стать профессиональным сноубордистом. А тут дети с серьезными недостатками. У Давида недоразвита одна ножка, а у Матвея отставание в интеллектуальном развитии. Но потом парень стал брать брата на руки, он ощутил его беззащитность и свою нужность ему. Увидел в глазах особого малыша радость от того, что его теперь любят. У Марка зародилась своя ответственность за маленького человека в нашей семье. И однажды он мне сказал, «Пап, будет им года по четыре, купишь для них маленькие «сноуты» и «вэйки» (доска для летнего сноуборда, на роликах). Я буду делать из них чемпионов в своих категориях.» Я вижу, что Марк при посторонних ещё несколько стесняется брата с проблемами с интеллектом, но о неприятии Матвея давно и речи нет! Я как-то увидел, что Марк смотрел на своём ноутбуке много видео о жизни инвалидов, о решении их проблем. Ему же не всё равно, он интересовался, втягивался в клубок новых вопросов. Искал свой подход к их решению. Вот такая была педагогика. Благо, наша мама сама по образованию учитель. А Давид мальчик смышленый и шустрый от природы. Он, на протез вставать вначале даже не хотел, ему ползком было привычнее передвигаться. Но мы его ставили понемногу на ноги, и со специалистами протезистами, и сами. Он быстро понял и верно оценил преимущества вертикального передвижения. Теперь носится – не удержишь. Недавно ему изготовили уже второй протез, из первого мальчик вырос.
-О протезе Давида: вроде бы речь шла о том, что он может быть телескопическим и может подрастать вместе с мальчиком? кликни чтобы увеличить:
-Да, такие протезы теперь есть и нам такой тоже изготовят. Но… попозже, когда Давиду будет лет пять. Дело в том, что «саморастущий» протез помассивнее, а значит и потяжелее. А наш парнишка еще слишком мал, чтобы таскать тяжёлый протез.
-Вы говорили, что не боитесь появления родной мамы, и даже готовы позволить ей видеться с детьми. А не опасаетесь требования от сыновей, рождённых в столице, услышать однажды «верните нашу московскую прописку»? Ваши дети не ревнуют к больным братьям? И в плане внимания и с точки зрения дополнительных трат на них?
- Я уже, наверное, ничего не боюсь. И разного рода досужие разговоры меня не смущают. К примеру, такие речи: «набрали больных детей, чтоб получать денежки от государства». Государство нам действительно оказывает поддержку. Но, сразу остужу пыл незнающих ничего про трудности реабилитации детей инвалидов. На самом деле расходы на детей гораздо выше, чем размер господдержки. Только ради денег никому не стоит и пробовать. Как бизнес такой проект совершенно не годится, одни убытки! Я опасаюсь в жизни лишь одного, проблем со здоровьем родных. Удивляться я не стану любому повороту в жизни, всё в нашем мире может быть. Бывает, что и от собственных детей родители слышат упрёки. Я и супруга знаем главное: если бы мы не забрали этих детей, то в доме-интернате, где больных ребят очень много, нашим мальчикам было бы намного труднее. Матвей, когда их забрали, ни на что не реагировал, даже на свое имя. Сейчас уже есть контакт и с нами, и с обретёнными в семье братьями и сёстрами. Прогресс в развитии у Матвея очевиден. А если вдруг, у ребёнка окажется две мамы, то это, наверняка лучше, чем ни одной!?
-Когда-то я знал паренька из Норильска. Вовремя игры в футбол его штанина высоко поднялась и стало видно, что у него нога … блестит, она лаковая! Так я узнал, что он в Красноярск и прилетает на протезирование. Других каких-то проявлений инвалидности, какой-либо хромоты у него не было! А это было в семидесятых годах. Уверен, что молодые специалисты из Красноярска сумеют сделать протезы ещё совершеннее. По какой дороге, в какую сторону вы бы хотели, чтоб зашагал ваш сын, не обращая внимания на протез и ещё на какие-либо невзгоды?
- В нашей семье без занятий и без дела не сидит никто. Эмили рисует, а Валерия у нас вообще, что называется, пацанка. Она гоняет на гидроцикле и её любимец - это наш конь. Им по 12 и 11 лет соответственно. Обе первые мамины помощницы в домашних делах. А младшие: Филипп, Алексия и Фаддей еще совсем малыши, им 3 года и годик. Их любят, им рады!
Я, как отец, желаю всем нашим детям быть добрыми, и не на словах, а в делах и в поступках. Уважать старших. Верить в себя и в людей. Брать пример с самых достойных. Когда-то мы, по примеру других семей, приняли важное и несомненно верное решение и взяли наших чудесных двойняшек в семью. Быть может теперь, кто-то поступит схожим образом уже по примеру нашей семьи. Вот так и продолжит свое движение по земле доброта.

Записал Сергей Баршай.
ЗазеркальеФото со «Стены» Штейнертов
Опубликовано в газете «Городские Новости» (г.Красноярск) за 16. 08. 2019г.
Просмотров: 73

Статья добавлена пользователем: zazerkalie

добавить статью