Виталий Смолянец: - Я умею думать за животное.


Знаменитый дрессировщик без долгих разъяснений понял, что у меня зимой проблемы с передвижением обостряются и сам приехал за мной. Мы едем в цирк на «прогон» представления труппы «Империя львиц».
кликни чтобы увеличить: На манеже дрессировщик Виталий Смолянец.
Интервью началось прямо в машине. Выяснилось, что мир весьма тесен и у нас полно общих знакомых. «Давай сразу на «ты»?» - предлагает мне заслуженный артист России Виталий Смолянец. Я польщен!
- Откуда машина, тут в Красноярске? Да еще и прекрасный джип!
- Это моя машина. Я езжу на ней по стране. От Дальнего Востока до западных границ.
- У зверей тяжелый шок от переездов?
- Это у меня шок от переездов! Если протяженность переезда до тысячи км, то еще ничего. А если от Владика досюда, то вообще ужас. Все организовать, за всем уследить, со всеми договориться. Да еще такие морозы тут стояли. Я-то сам уже стал морозоустойчивым. Из Донецка в Россию я переехал еще в девяностых. Теперь я и сам Сибиряк, кемеровчанин.
- Виталий, я понимаю, что как шофер-дальнобойщик в прошлом, ты всегда найдешь свою дорогу, или «свою колею», как называется одна из премий, которых у тебя множество. А в цирк ты как протоптал дорожку?
- Девяностые еще стояли. Работы мало, денег почти нигде не платят. Актуален бартер, а то и криминал. Сам же помнишь?! Меня пригласили в частный цирк Сергея Белякова. Цирк в ту пору был просто «остров везения»! Зарплата вовремя и вполне достойная. Я стал перевозить грузы немалого циркового хозяйства. В основном перевозил зверей, животных.
- А как сам в клетке оказался? Да еще и с хищниками!
- Я человек по своей натуре общительный. С Сергеем установились добрые отношения. Тогда же с твоим братом Александром Баршаем познакомился. Сергей Беляков, хоть и администратор, но тогда имел собственный номер. Я животных всегда любил. Порой, я ему помогал по мелочам. Готов был все делать, реквизит таскать, убирать за зверями. Потом стал ассистировать. Однажды Беляков, вдруг, мне звонит и говорит, мол, все, я задерживаюсь по делам и не успеваю на манеж. Выручай, надевай мой костюм и выходи за меня. Ты все умеешь, ты справишься! Потом Сергей Григорьевич полностью сосредоточился на управленческой работе. Мне же он тогда сказал: «Ты работаешь с животными, вот и работай теперь все время. Грузовики найдется кому гонять». Так я начал карьеру дрессировщика. Моя супруга Инна в нашем представлении исполняет номер с обезьянками. Вот так и сказал я впервые свой «ап»! Да, буквально «и тигры у ног моих сели».
Но с недавних пор тигрицы и львицы приседают не у ног, а у протезов Виталия.
Ночь. февраль, 2015г. Трасса Москва-Тверь. Авария. На дороге пострадавшие. Виталий видит их. Он останавливается, чтобы помочь. Оттаскивая человека с дорожного полотна, сам попадает под фуру большегруза. Чудом выжил! Но, …теперь он ходит на двух протезах.
Я сейчас стилизую Блока, не для того чтобы лишний раз «блеснуть гранями», а для краткости, чтоб не повторяться. Эту историю Виталий Смолянец рассказал уже не одну сотню раз множеству корреспондентов всей страны и зарубежным репортерам. Потому я не задаю вопросов о самой катастрофе. Что-то схожее случалось пережить самому, что-то личный опыт помогает достаточно верно представить. Спрашиваю только о деле.

- Виталий, где протезируешься? Как сумел вернуться на манеж в сказочно короткий срок? У нас группу определяют по нескольку лет, все следят за тем, как идет реабилитация пострадавшего. А ты вернулся в клетку менее чем через год. «Но, черт возьми, как?» говаривал в схожих случаях Ватсон.

- Протезы от лидера отрасли из Германии. Это само собой. У нас таких не делают. Знаешь, я не считаю, что стал инвалидом. Мне теперь какие-то вещи выполнять, разумеется, труднее, чем прежде. Но, по сути, моя жизнь после несчастья никак не изменилась. Я работаю на прежней работе. Я вожу машину. Причем, мой автомобиль не оснащен значком «Инвалид». У меня есть моя семья. Моя жена меня любит, а мои сыновья ничуть не изменили своего отношения ко мне. Возможно, наоборот, теперь они мной, малость, гордятся. Я не мог подвести родных мне людей, сломаться, захныкать. Что такое дрессировщик львов? Это, по сути, вожак прайда! Видимо, я им являюсь. Своего семейного прайда я тоже глава. А потому, я обязан мгновенно все переступить, боль, комплексы, другие «охи ахи» и вернуться к обязанностям главы семьи! Сейчас я бываю на культурных мероприятиях, в кино, в театрах. Если кому-то моя «протезная» походка не нравится, пусть не смотрят. И второе, что торопило меня на манеж, любовь к моим животным! Я вкатил к ним в вольер на коляске, думаю «как они меня теперь примут, признают ли вожаком?» А они бесятся, радуются, что я с ними, мордахи радостные суют мне под руку.
- Виталий, о том, что ты необычайный человек, ты, вероятно, уже и сам устал слушать? Лучше расскажи, чем уникален твой номер? И как достигаешь совершенства? Есть секреты ремесла циркового?
- Нет, секретов от коллег у меня точно нет. Случалось, меня приглашали глянуть на подготовку чьего-нибудь номера. У жены, у Инны не получался один нюанс в номере с лошадями. Я понаблюдал. Говорю, поменяй в построении вот эту лошадь, на ту. До перепалки тогда дошло. Инна мне: «Я у тебя совет прошу, а ты мне ерунду какую-то говоришь?» Но попробовали и все получилось. Был у коллеги номер с медведем. Медведь не хотел ходить на передних лапах, вверх ногами. Я предложил мишку поставить в нужную позицию, облокотив его на тумбу. И медведь понял чего от него хотят «двуногие» и дело пошло. Может быть, это и есть природный дар?!
кликни чтобы увеличить: Виталий Смолянец, львица Кира и автор.
- В таких случаях говорят «смотрят все, видят – некоторые!»
- Я пытаюсь понять состояние животного, ход его мысли. Наверное, я умею думать за животное. А в моем собственном номере уникальности две. Во-первых, я решил отойти от штампа и не сую голову в пасть львицам. Незачем им облизывать мою башку? Я делаю иначе. Просто откидываюсь на переходную доску, а на шею себе кладу кусочек мяса. Львица Сима идет по этой доске с тумбы на тумбу и, по пути, берет это мясо аккуратно, не оцарапав мне горла! И другой эпизод. Львица по кличке Лася идет задом наперед, на задних же лапах. Сам этот прием не уникален. Но я свою львицу при этом не сопровождаю. Так выполняют трюк только мои «императрицы».
- Виталий, ты давно большой и признанный мастер циркового искусства. После событий, связанных с катастрофой и успешной реабилитацией, ты стал знаменитостью. Я считаю, что это большой плюс, и не только твой. Теперь ты тот человек, к высказываниям которого нельзя не прислушаться. Скажи, что ты думаешь о проблеме содержания опасных животных в домашних условиях? Может быть, нужны законодательные ужесточения, более серьезная ответственность за возможные последствия при инцидентах животных с людьми? За ненадлежащее содержание самих животных?
- Еще Экзюпери писал «Мы в ответе за тех, кого приручили» Но, я против запретов. Я за жесткий контроль. Цирковые коллективы должны регулярно лицензироваться, артисты проходить аттестацию И, не формальную, а серьезную! К медикам и педагогам именно такие требования. Что до частных заводчиков, то в Москве у меня есть знакомая, которая содержит небольшой, но очень интересный зверинец. Она человек весьма не бедный. У нее есть не маленький участок, вольеры с устройствами для развлечения зверей. Все чисто, ухожено, есть квалифицированные смотрители. Она не дрессирует зверей. Зверинец, это ее хобби! Но все устроено на очень достойном уровне. Животным у нее хорошо. Если не можешь обеспечить животному комфортных условий, а окружающим обеспечить гарантированную безопасность, тогда не нужно и браться за содержание животного. Личный зверинец не должен быть по дешовке! Перефразируя того Экзюпери, тогда сам «будешь в ответственности, за тех, кого не смог приручить»! Записал Сергей Баршай. Фото автора.
Опубликовано в газете «Городские Новости» за 16 февраля 2018г.
Зазеркалье

Виталий Смолянец, львица Кира и автор.
Просмотров: 117

Статья добавлена пользователем: zazerkalie

добавить статью