Текст для обсуждения, правки и добавлений


5 мая

Международный День борьбы за права инвалидов.
К проекту текста открытого письма
Президенту Российской Федерации
"О включении инвалидной тематики в число российских Национальных Проектов".

5 мая все цивилизованное сообщество землян отмечает День Европы и Международный день борьбы за права инвалидов. Символично, что два таких значимых события приходятся на одну дату. В этот день чествуется идея единого Европейского Союза и общие для всех людей ценности: свобода, демократия, равенство. Независимо от национальности, религии, имущественного положения, состояния здоровья.
5 мая 1998 года Россия, присоединяясь к Европейскому сообществу ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Соответственно в России 5 мая пройдет как Международный День борьбы за права инвалидов.
В связи с этим обратим внимание на следующее:
Комитет Министров Совета Европы принял План по защите прав инвалидов на 2006 - 2015 гг. Комитет Министров CЕ принял рекомендацию в адрес 46 государств-членов "План действий по продвижению прав инвалидов и их полноценного участия в жизни общества: повышение качества жизни инвалидов в Европе в 2006 - 2015 гг.".
План действий по защите прав инвалидов направлен на формирование рамочной европейской политики в этой области на ближайшие десять лет, включающей в себя такие составляющие деятельности Совета Европы, как защита прав человека, борьба с дискриминацией, создание равных возможностей, развитие полноценного гражданского участия людей с ограниченными возможностями.
Основной упор в Плане сделан на переориентацию с проблем по охране здоровья на социальные и правозащитные аспекты положения инвалидов: из пациентов они должны превратиться в граждан .
Известно, что в Организации Объединённых наций заканчивается подготовка Конвенции о защите прав и достоинства инвалидов. Этот документ уже называют самым важным документом, принятым в ООН после Всеобщей декларации прав человека.
В Нью-Йорке завершает работу очередная сессия комитета по подготовке проекта конвенции. Сейчас там идет постатейное согласование ее текста.
Из этого следует, что весь Мир озабочен проблемами инвалидов и России не стоит отставать от Мирового сообщества.
Сегодня весь Мир видит, как наша страна, благодаря усилиям всех её общественных слоёв и Вашей как Главы Государства работе, постепенно приходит в себя. Появляется некая объединяющая всех граждан государства идеология, форма реализации которой выступает в виде национальных проектов.
Мы полагаем, что будет правильно, если в одном, а может быть и, даже скорее всего в нескольких, а то и во всех национальных проектах получит воплощение идея интеграции инвалидов в общество. Интеграцию инвалидов в общество мы понимаем как предоставление инвалидам возможности наравне с полноценными российскими гражданами участвовать во всех областях политической, экономической, культурной, общественной жизней России.
Таким образом, наше первое предложение может быть сформулировано, как требование включить в состав каждого национального проекта, исходя из его конкретного содержания, соответствующий раздел, состоящий из мероприятий, обеспечивающих решение задач, связанных с реализацией идеи интеграции инвалидов в общество. Названные мероприятия должны быть не только декларированы, но обеспечены всей совокупностью необходимых ресурсов и синхронизированы по времени выполнения со всеми остальными мероприятиями, предусмотренными в данном проекте и в других национальных проектах.
Для каждого мероприятия или для нескольких, имеющих общие основания, должна быть названа конкретная организация - головной исполнитель и конкретное физическое лицо - куратор, обладающий соответствующими полномочиями, достаточными для осуществления эффективного контроля за сроками, полнотой поступления и качеством ресурсов, а также ходом работ и сроками их выполнения, с правом вмешательства при необходимости в контролируемые им процессы для устранения возможных отклонений от нормального их протекания.
Указанное требование должно носить законодательный характер, предусматривающий строгую, вплоть до уголовной, ответственность за несоблюдение.
Доступ к обеспечивающим жизнь ресурсам и объём их потребления важны для всех граждан. Для инвалидов же это имеет особенно актуальное значение. Если для многих объём и качество потребляемых ЖСР, кроме всего прочего, вопрос социальной престижности, то для инвалида это суть само физическое существование.
ЖСР - Жизнь обеспечивающие Системные Ресурсы (пища - как источник энергии; крыша над головой и экология района проживания - как жизненное пространство; доступность рекреационных мероприятий - как условие восстановления жизненных функций и самовоспроизведения).
В нынешних, слава Богу, бездефицитных условиях универсальным средством получения ЖСР явяются деньги. Поэтому следующее наше предложение касается финансового обеспечения инвалидов.
Основный источник финансовых средств инвалида его пенсия. В некоторых случаях её дополняют средства, получаемые инвалидом за свой труд. Не вдаваясь пока в обсуждение размера пенсий инвалидов, призываем Вас обратить внимание на механизм их назначения, изменённый в ходе пенсионной реформы, и неизбежные для инвалидов последствия этих изменений.
1 января 2004 г. закончился переходный период Пенсионной реформы. Вступили в силу положения пенсионного закона, по которым пенсия выплачивается в зависимости не от группы инвалидности, как это было раньше, а от степени утраты трудоспособности. При определении размера пенсии теперь учитываетмся не тяжесть заболевания и сложность преодоления связанных с ним физических ограничений, а то, хочет ли и готов ли человек с инвалидностью работать и учиться или нет. При этом мудрые чиновничьи головы радетелей о нуждах убогих и сирых из ведомства, возглавляемого Министром Зурабовым М.Ю., вкупе с бриллиантовыми мозгами специалистов из Министерства финансов РФ, неустанно заботящихся об экономии государственных средств , придумали весьма своеобразный алгоритм определения размера пенсии, назначаемой гражданину, утратившему вследствие болезни или травмы часть своих физических возможностей. Своеобразие алгоритма заключается в том, что если этот гражданин сумел утраты преодолеть и остаться, что называется в строю, то размер полагающейся ему от государства материальной поддержки должен быть уменьшен.
По началу многие уверовали в то, что новый принцип определения размера пнсии не коснется большинства инвалидов. Чиновные господа с экранов TV и страниц не электронных СМИ убеждали общественность, что положение инвалидов не ухудшится, а только улучшится. Однако, прошедшие с той поры несколько лет реально выявили обратное. Положение изменилось самым решительным образом не в лучшую для инвалидов сторону. Новый принцип не только ударил по интересам многих инвалидов, он затронул все аспекты социального обеспечения, что привело к настоящему перевороту в сфере социальной защиты инвалидов, низведя до уровня пустых бумажек большую часть законодательных актов и нормативных документов, регламентировавших процедуры решения вопросов, связанных с социальной адаптацией и защитой прав инвалидов.
Подмена инвалидности трудоспособностью абсурдна по самой своей сути. Если назначать пенсию по инвалидности, то, например, все люди с полным отсутствием слуха имели бы одинаковые максимальные пенсии, соответствующие тяжести заболевания. Но если эту пенсию назначать по степени ограничения трудоспособности, то тогда все полностью глухие люди получили бы одинаковые максимальные пенсии, а вот композитор, органист и дирижер Людвиг ван Бетховен, буде пришлось бы ему проходить комиссию у специалистов Минздравсоцразвития, удостоился бы только части такой пенсии. Он же, в отличие от остальных, нашел в себе силы победить свой недуг и вернуться к любимому делу даже после полной потери слуха, а потому, с точки зрения нового закона, он перестал быть нетрудоспособным и, соответственно, утратил право на полную пенсию и другие льготы.
Другой пример - знаменитый писатель Николай Алексеевич Островский. По всем меркам его, лишенного зрения и прикованного к постели, можно было бы считать не только инвалидом I (первой) группы по многим заболеваниям, но и полностью нетрудоспособным и, следовательно, имеющим полное право на максимальную пенсию. Но поскольку ценой невероятных усилий он преодолевая боль работает - создаёт литературные произведения, то и степень ограничения трудоспособности ему дали бы уже не третью, а вторую или, пожалуй, даже первую. А значит, исходя из степени потери трудоспособности его пенсия была бы меньше, чем даже пенсия неработающего инвалида с 3-й степенью, находящегося быть может в лучшем физическом состоянии.
Эти примеры показывают, что если группа инвалидности (т.е. степень утраты здоровья) может быть определена по четким и объективным медицинским показаниям, то определенного понятия утраты трудоспособности нет и быть не может, не говоря уже о каких-то его объективных критериях. Есть совершенно замечательный пример всемирно известного физика Хокинга, который всю жизнь прикован к инвалидному креслу. У него двигается лишь один палец, но в этом состоянии он стал (и остается) одним из величайших физиков теоретиков современности. Спрашивается: насколько он утратил трудоспособность? По нынешнему подходу наших законодателей и чиновников на 3-ю степень ограничения трудоспособности он уж никак не тянет.
Такие примеры можно продолжать бесконечно, но и из этого видно, что подмена инвалидности степенью ограничения трудоспособности развивает в инвалидах иждивенчество, наказывая их за победу над своим недугом, за реабилитацию, за само желание получить образование и профессиональную подготовку. Это наказание состоит прежде всего в сокращении пенсии, так как не только работающий, но всего лишь изъявивший желание работать или учиться инвалид I группы будет фактически получать пенсию инвалида II группы, а инвалид II группы - соответственно пенсию инвалида III группы. Это наказание за желание работать и учиться только в отношении базовой части пенсии составляет сегодня для инвалидов I группы не менее 900 руб., а II группы - 450 руб., не говоря уже о региональных надбавках. Разве это не препятствие на пути интеграции инвалида в нормальную жизнь? Очевидно, многим из нас, стремящимся вернуться к работе и учёбе придется расстаться с частью пенсий и других льгот - вернуть их в бюджет России, который, по мнению некоторых чиновных функционеров, прямо-таки изнемогает под тяжестью финансового бремени поддержки инвалидов, обусловленной Конституцией.
И не только о пенсиях речь. Сегодня в зависимость от пресловутой степени трудоспособности, т.е. фактически от желания работать и учиться поставлены многие права и льготы. Например, проезд с сопровождающим в общественном транспорте или к месту санаторно-курортного лечения. По новым законам выходит так, что инвалид, который не хочет работать, или тот, который работает, но его еще не заставили обзавестись новой справкой МСЭК со второй степенью ограничения трудоспособности, - обе эти категории имеют право на проезд с сопровождающим, а вот тот же самый инвалид I группы, но только работающий или желающий работать, которому рано или поздно МСЭК установит 2-ю степень, такого права иметь уже не будет, хотя физически и те и другие находятся в равном положении. Старые объективные критерии инвалидности, таким образом, отброшены, и теперь переосвидетельствование МСЭК придется проходить даже для того, чтобы дети инвалидов получили отсрочку от призыва в армию по уходу за своими родителями.. И это только начало. Но более того, подтверждение степени ограничения трудоспособности в отличие от инвалидности требует подтверждения, а значит и переосвидетельствования каждые два года. И это еще одно наказание.
Не менее важно и то, что и обеспечение средствами реабилитации сегодня тоже привязано не к инвалидности, а все к той же степени ограничения трудоспособности. Сегодня в федеральном бюджете заложены огромные деньги, чтобы каждый инвалид мог получить полагающиеся ему по закону средства реабилитации. Но для того, чтобы их получить, нужно оформить индивидуальную программу реабилитации (ИПР), что в индивидуальном порядке как правило совершенно невозможно без прохождения МСЭК, т.е. все того же наказания выбором между всеми правами инвалида I группы и возможностью работать и учиться.
Подмена принципа инвалидности абсурдным принципом степени трудоспособности представляет собой особую опасность для молодых и наиболее активных инвалидов, которым не избежать прохождения МСЭК, наказывая их сокращением пенсии, лишением права на проезд с сопровождающим, права на получение средств реабилитации и еще многим другим только за желание такую работу иметь, за желание учиться и совершенствоваться. Сегодня есть немало работодателей, готовых предоставить работу инвалидам, но все они требуют для этого справки МСЭК, удостоверяющие II или I степень трудоспособности, что ставит всех желающих работать перед той же дилеммой: либо возможность работать, либо полная пенсия и все остальные льготы, положенные по III степени. И этот выбор придется делать совершенно независимо от того, сможет ли инвалид найти себе работу или нет.
По выше изложенным причинам мы решительно требуем пересмотреть социальное законодательство, чтобы вернуться от ложного и абсурдного принципа трудоспособности к принципу инвалидности, т.е. тяжести и характера заболевания.
Следующий момент, на который также следует обратить внимание, связан с лишением инвалидов льгот, ранее им предоставлявшихся.
Большим ударом для инвалидов стал закон о монетизации льгот, означавший отмену целого ряда жизненно важных натуральных льгот, таких, например, как бесплатный проезд в городском и пригородном общественном транспорте. Сегодня люди без зрения, без руки или без ноги вынуждены либо платить за проезд каждый раз, что очень часто бывает крайне неудобно и трудно даже чисто физически, либо вынуждены постоянно возить с собой вместе с льготным проездным билетом паспорт и справку ВТЭК или МСЭК, постоянно подвергая эти ценные документы опасности. Но представим себе, что инвалид приезжает в другую область на учебу или работу. В современных условиях он сразу же теряет все права на льготный проезд в "чужом" регионе, хотя при принятии закона о монетизации льгот нам было неоднократно обещано, что сама по себе монетизация не повлечет за собой сокращения самих льгот. На самом же деле имеет место настоящее ущемление наших прав на льготный проезд, как только мы выходим за пределы своего региона, которое особенно сильно бъет по студентам и тем, кто вынужден ехать на лечение.
Ещё одно важное ущемление прав инвалидов заключается в фактической ликвидации нормы закона о льготном обеспечении инвалидов жильем. Это важнейшее право фактически было похоронено новым Жилищным кодексом, который приравнял инвалидов в этом отношении ко всем остальным гражданам. Тем самым российское государство, став богаче и сильнее, не стало брать на себя новых обязательств перед социально незащищенными людьми, а вместо этого вопреки своей собственной Конституции сбросило с себя даже те скромные социальные обязательства, которые существовали еще несколько лет назад. Так, если раньше, пусть хоть в некоторых регионах, где еще было жилищное строительство, еще можно было встать на очередь по улучшению жилищных условий, то сегодня инвалиды вынуждены на общих основаниях покупать себе квартиры на рынке жилья. Но если обычные граждане имеют при этом право на получение ипотечных кредитов, то у инвалидов такого права фактически нет, так как для получения ипотечного кредита нужна страховка, а инвалидов как потенциально нетрудоспособных никто страховать не хочет. Вот и выходит, что государство и общество готово признать нас частично трудоспособными тогда, когда нас можно на этом основании лишить части пенсии и других прав, но когда нам нужен ипотечный кредит и для этого страховка, мы по-прежнему остаемся нетрудоспособными и подвергаемся дискриминации.
Крайне странно, если не анекдотично, выглядит в двадцать первом веке в стране, способной запускать на орбиту космические аппараты, отмена возможности льготного приобретения транспотрного средства для инвалида ампутанта, или полу парализованного спинальника, или страдающего последствиями ДЦП. Неужто непосильная это для России ноша? Ведь не о Бентли с Кадилаками речь идёт. Малютку Оку чиновники, идущие на поводу автомобильного лобби, у инвалидов отобрали.
Мы решительно требуем покончить с этими проявлениями дискриминации и ущемлений наших прав, требуем найти способ восстановления льгот на обеспечение:
- жильем - всех нуждающихся в нём инвалидов,
- транспортными средствами,- отдельных категорий инвалидов.
- льготным проездом в общественном транспорте, включая пригородный авто и железнодорожный, независимо от региона проживания на всей территории Российской Федерации - всех инвалидов.

Тперь о предоставлении инвалиду возможности найти работу.
Еще в федеральном законе "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" появилось положение о квотировании рабочих мест для инвалидов. Это положение обеспечивалось не только определенной программой реабилитации, но и правом региональных властей на сбор средств с тех организаций, которые не могут или не хотят обеспечивать положенные по закону квоты для трудоустройства инвалидов. Благодаря этому закону некоторые инвалиды получили работу, а многие - возможность трудоустройства. После принятия закона о монетизации льгот положение о квотировании для работодателей перестало быть обязательным став добровольным. Для инвалидов же эта метаморфоза по существу закрыла путь к получению посильной работы и дополнительного к пенсии заработка. Положение о квотировании рабочих мест для инвалидов превратилось в фикцию, так как оно более не подкреплено правом региональных властей на введение финансовых санкций за невыполнение этой нормы закона. Сегодня этот закон не выполняет даже само российское государство в лице своих федеральных и региональных учреждений.
Мы решительно требуем наполнить норму о квотировании рабочих мест для инвалидов реальным содержанием, а от государственных и региональных учреждений требуем, чтобы они показали пример выполнения федерального закона "О социальной защите инвалидов в РФ" в части квотирования рабочих мест для инвалидов.
Удручающе выглядит состояние дел в области юридического обслуживания инвалидов. Даже в крупных городах штатные юристы служб органов социального обслуживания не берутся вести дела инвалидов в виду их сложности. А простых дел во взаимоотношениях инвалидов с государственными и муниципальными структурами не бывает. В отчаяние приходит инвалид, обратившийся в частную адвокатскую контору, когда ему говорят, - бесплатно мы дела не ведём, и сообщают стоимость улуг, подчёркивая при этом, - мы, конечно, будем стараться, но никах гарантий дать не можем. Затем, в зависимости от тесноты смычки с судейскими, следует или не следует прозрачный намёк, - Вы же сами понимаете какие у нас суды и судьи.
Даже по делам, в которых имеется удовлетворяющее требования истца-инвалида судебное решение, бывает черезвычайно трудно, подчас, практически невозможно, добиться выполнения вынесенного судом постановления. Особенно это касается дел, связанных с получением алиментов на содержание детей-инвалидов от их отцов, проживающих на оттдалённых территориях или за пределами РФ.
Безотлагательно требуется разобраться во всех подобных случаях и навести, наконец, ясный и всем понятный порядок в деле юридического обслуживания инвалидов. Инвалид должен знать чьей обязанностью является соблюдение его прав и куда ему следует обратиться за помощью в защите его прав, если эти права нарушаются или соблюдаются не в полной мере.

С ндеждой на внимание, правильное понимание и отклик.

Настоящий вариант проекта текста Открытого письма подготовлен администратором проекта "Инвалиды в России откровенный разговор". При подготовке были использованы опубликованные в сети материалы с сайта "Летучий голландец", с форума портала Disability.ru и с сайта Оргкомитета "НАШЕ ПРАВО!" 2006
SMN - администратор проекта "Инвалиды в России откровенный разговор"
Просмотров: 5059

добавить статью