первый российский интернет портал для инвалидов
Товары для заботы о старшем поколении

Я хочу работать!


ПОЧЕМУ ЗА РУБЕЖОМ ОБ ИНВАЛИДАХ ЗАБОТЯТСЯ, А У НАС НЕТ?


Никто в мире не застрахован от несчастья. Даже самого благополучного человека может постичь удар судьбы. Я, Елена Несмачная, родилась в Карелии, в маленьком рабочем городке. Обычная полноценная семья: любящие родители, старший брат, обучение в школе. Все было хорошо до того страшного декабря 1992 года, когда я перенесла операцию по поводу сколиоза (искривление позвоночника). Операция прошла неудачно, меня парализовало. Так, по вине врача в 16 лет я стала инвалидом. В один миг полностью отвернулись одноклассники, куда-то пропали подружки. Первое время была и обида, и боль, и нервные срывы, и глупые мысли типа: 'А зачем я вообще живу?'. Но, собрав все силы, получив поддержку от близких и родственников, я сумела преодолеть первый барьер своего горя. Через год я успешно закончила на дому 11 класс и поступила в Московский институт-интернат для инвалидов на факультет иностранных языков. Благодаря лечению и интенсивным тренировкам, научилась ходить с тросточками и по окончании ВУЗа решила остаться в Москве для продолжения лечения. Стала снимать комнату и искать работу.
Елена Несмачная

Первым делом просмотр газет - 'Требуются ...'. Сажусь на телефон. Но, увы... Либо сразу вежливый отказ, либо - 'позвоните через недельку', что, по сути, то же самое. Хотя встречаются и 'садисты'. Подробно расспросив по телефону, приглашают на 'собеседование', только для того, чтобы сказать: 'Сейчас, к их сожалению вакансии нет, но ...'.

Ладно. Ведь, в конце концов, есть специализированные службы - Агентства по трудоустройству. После многомесячного общения с ними могу подвести итог. Если отбросить явные вымогательства денег и подозрительный сбор информации, то в остальном процедура мало чем отличается от самостоятельного трудоустройства, только, вакансии ищешь не сама, а дают уже готовые.

Однако, прежде чем ставить извечный российский вопрос - 'Что делать?' и пытаться на него ответить, давайте посмотрим на проблему инвалидности в целом.

В России, как и во всем мире, наблюдается тенденция роста числа детей-инвалидов, а вместе с ней - и целый комплекс проблем. Одна из главных - обучение и трудоустройство. В целом, не более 50% молодых инвалидов получают профессиональное специальное образование, а работают в соответствии с полученными трудовыми навыками в городах - около 25-30% и в сельской местности - около 8-12%.

А как обстоят дела с трудоустройством инвалидов в других странах? В Германии степень инвалидности (сокращ. GdB) определяется в процентах, что и указывается в удостоверение инвалида вместе с 'Индексом'. Всего существует четыре таких индекса: G gehbeehindert - инвалиды с нарушением опорно-двигательной систем, aG aubergewohnlich gehbehindert - колясочники, BL blind - незрячие, H hilflos - беспомощные, те, кому необходимо постоянное сопровождение.

Общее руководство деятельностью по реабилитации инвалидов в Германии возложено на Федеральное управление по труду, которое организует их профессиональное обучение, переобучение, трудоустройство. В стране действуют более ста учреждений, занятых реабилитацией инвалидов. Специальные учебные заведения имеются для обучения незрячих, глухих, страдающих ДЦП, туберкулезом и другими расстройствами.

Решающее место в этой работе отводится биржам труда, которые и осуществляют профконсультационные и посреднические услуги в трудоустройстве инвалидов. Специальные отделы профессиональной реабилитации инвалидов осуществляют врачебно-трудовую экспертизу, профессиональные консультации, подбор конкретных профессий. Для проведения такой работы в штате таких отделов имеются врачи-эксперты, психологи, инженеры по эргономике. В сложных случаях инвалиды направляются для трудовых испытаний в центры профессиональной реабилитации.

А вот конкретные примеры. Нина Дорицца-Малер из Швеции в 16 лет перенесла азиатский грипп и на всю жизнь осталась инвалидом. В течение 6 проведенных в госпитале лет сумела изучать курс психологии в институте Альфреда Адлера (известный последователь З.Фрейда), окончила самые разнообразные курсы (и все это заочно, общение с преподавателями было по переписке). С помощью специальных приспособлений, которыми она управляет, вдыхая и выдыхая воздух, Нина пользуется компьютером, включает и выключает свет, радиоприемник и телевизор, разговаривает по телефону.

Глин из Англии, инвалид-колясочник, 57 лет. Несмотря на свои физические недостатки - у него церебральный паралич, считает свою жизнь полноценной и очень интересной. Вместе со своим помощником Глин является директором и старшим консультантом компании NEW AGENDA LTD, которая занимается проблемами инвалидов в Англии.

В штате Массачусетс существуют специальные Work Opportunities (рабочие общества), которые предлагают различные виды работ, под присмотром хорошо знающих и обученных супервизоров, где инвалид получает не только материальное, но и моральное удовлетворение, ощущая себя вполне полноценным и полезным для общества человеком. Участникам этого общества предложена сборка технической и механической продукции. Благодаря всем необходимым инструментам, инвалиды выполняют такую работу за короткие сроки и по разумным ценам.

Хочется спросить: а почему у нас в стране нельзя подойти к проблеме трудоустройства инвалидов так же как за рубежом? Что нам мешает более интенсивно использовать труд инвалидов?

Разве у нас мало сборочных, монтажных, диспетчерских работ и т.д., где функциональная востребованность от головы к ногам резко падает? Так почему нельзя использовать 'опорника', включая и 'колясочника', на сидячей работе? Я уж не говорю об офисной работе. Любая канцелярия - это место безграничного применения возможностей инвалидов, естественно в меру их способностей. Кстати, а почему нельзя на одно место взять двух или, даже больше человек, пропорционально разделив зарплату? Это и сокращенный рабочий день, и подстраховка на случай болезни одного из них. Кстати сказать, многие инвалиды морально готовы, что будут получать меньше чем здоровые. Ведь, для многих из них, социальный статус работающего, значит не меньше, чем размер заработанной платы.

Так почему же ничего этого у нас нет? Причина - в полном отсутствии заинтересованности у предприятий и организаций, так как государство ее, то есть, заинтересованность, никак не стимулирует. Даже замечательный, по сути, закон 'О квотировании рабочих мест в городе Москве' (от 12 ноября 1997 г. N 47), практически не работает, поскольку, из-за ныне существующей отчетности руководителю легче заплатить штраф или за копейки набрать 'мертвых душ', чем реально трудоустроить инвалида.

Между тем мы вступили в век информации. Современные средства телекоммуникаций буквально созданы для того, чтобы полноценно использовать потенциал лиц с ограниченными возможностями. Уже сегодня можно не выходя из дома, только имея компьютер и доступ к Интернету участвовать в проектах по всему миру. Но пока, это удел не многих.

Сегодня инвалидам просто необходимо участие и добрая воля тех, кто реально определяет социальный климат в стране. Ведь работа для нас является не только средством добывания хлеба насущного, но и необходимейшим условием жизни в обществе.

Елена Несмачная
Фото Ольга Ратькова
Опубликовано в газете 'Вечерняя Москва'
15 февраля 2002 года.
Просмотров: 6287

добавить статью

Интернет магазин для слабовидящих и слабослышащих
Играй в Rich Birds


  QR Barcode (2D штрихкод) - адрес страницы для мобильных устройств



 
Copyright © 2002