Все будет хорошо


ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО АИФ СМЕЙНЫЙ СОВЕТ
В ЦЕНТРЕ реабилитации детей- инвалидов был праздник.

Малыши, одетые пестро и нарядно, водили хоровод. Среди них я не сразу заметила Женю, потому что он был почти одного роста с детьми. Он крепко держал за руки ребят, чьи неподатливые пальчики съеживались в кулачок или глаза не могли уследить в какую сторону двигаться в данный момент.
Вот малыши остановились и в такт песенке стали переворачивать ладошки вверх и вниз. Только один мальчик стоял неподвижно и смотрел невидящими глазами туда, где сидели родители. «Там моя мама, она меня любит», — сказал он. Женя подошел к нему сзади, и аккуратно подсунув свои длинные красивые пальцы под локотки ребенка, немного повернул его руки как бы вовнутрь. Ладошки опустились вниз. Мальчик засмеялся и открыл их снова вверх. Он стал делать как все. Как будто видел всех, но он просто понял, что сейчас нужно делать именно так и на него смотрит мама. А Женя ходил сзади по кругу и незаметно подправлял движения детей.

Женя работает в Центре младшим воспитателем. Ему 25 лет. А когда исполнилось 18, его перевели из детского дома, где он провел всю свою жизнь, в психоневрологический интернат. В этом заведении инвалиды вынуждены пребывать до конца дней.
Дело в том, что при рождении у него выявились проблемы с ногами и позвоночником, но самый печальный диагноз поставили психоневрологи: олигофрения в стадии эмбицильности. Такие дети считаются неперспективными и необучаемыми. Мама от него отказалась. Он относится к ее поступку с пониманием: конечно, ей было бы с ним в детстве тяжело, ведь все 18 лет его переводили из одной больницы в другую, операция следовала за операцией. В детдом возвращался ненадолго. Лет в 10 попросился учиться, но получил отказ: неспособен по определению. В 18 лет он не умел ни читать, ни писать. Но умел мечтать и в силу возможностей действовать.

В интернате для взрослых Женя жил тихо, никогда ни на что не жаловался. Ел, что дают, спал, где укажут. Его считали благонадежным и потому разрешили самостоятельно отлучаться в город.

О Центре реабилитации «Преодоление — Л» он узнал от своих друзей по интернату, которые еще детьми в больнице № 18 посещали занятия Лидии Борисовны Ивановой. Она их придумала для малышей, вынужденных месяцами жить в больничном пространстве. С этих занятий началась история Центра «Преодоление — Л». «Л» — значит любовь.

Именно в Центре Лидия Борисовна научила 20-летнего Женю читать и писать, а ее сын Артем занимался с ним и другими ребятами из интерната компьютерной подготовкой. Но другие, поднабравшись знаний в многочисленных студиях, поверив в себя, свои возможности ушли из Центра, а Женя остался. Почему? Здесь он чувствовал человеческое тепло и радость общего дела, то есть то, что естественно в хорошей семье, когда она есть…

Он понимал, что еще мало умеет, ведь рядом работали талантливые профессиональные педагоги, а он лишь недавно прочел свою первую книжку, но так хотелось быть нужным на этом острове спасения тысяч проблемных детей, быть среди спасателей, и учиться, учиться.

Свою нишу в Центре он нашел себе сам или дело нашло его.
Женя стал присматривать за детьми, занимать их во время родительских собраний, когда они начинали скучать и капризничать. Женя надевал на руку тряпичные куклы и разыгрывал сказку — фантазию, включая в действие всех желающих. Однажды во время педсовета с участием родителей Женя с детьми вошел в зал и сказал, что в гости к взрослым приехал кукольный театр и можно устроить минуту отдыха. Представление оказалось неожиданным. Дети — куклы изобразили … педсовет, повторив образно и с юмором взрослые споры и разговоры, которые они слышали в открытую настежь дверь зала. Зрители хохотали от души и удивлялись, как можно подготовить экспромтом такой спектакль? Многие в Центре заметили Женин педагогический дар, фантазию, добрый юмор. Лидия Борисовна решила взять его на должность младшего воспитателя.

— Женя по-своему редкий человек, — говорит она, — Он мог бы стать прекрасным педагогом или врачом. У него сохранный интеллект, удивительная выдержка, умение увлечь даже очень трудных детей, когда они этого не хотят. Но он социально запущен. И теперь сделать огромный прыжок в развитии, получить образование без специальных занятий он не сможет. А на репетиторов нужны деньги.

Здесь он их не заработает: наш Центр дети (здоровые и больные) посещают бесплатно, а значит, работают у нас люди не ради денег, а по интересу (случайные уходят). Есть еще для него вариант — спонсорство, но это бывает так редко. Скорее всего, ему придется пополнять интеллектуальный багаж самообразованием, если он сможет заставить себя упорно трудиться.

… В игровой комнате шло занятие рукоделием. За столом пятеро дошкольников ловко управлялись с тканью, швейными иглами, картоном и клеем. Дети, работая руками, напевали зимние песенки и слепой мальчик, выкладывающий мозаику на краю стола, им подтягивал. И тут же посреди комнаты на ковре лежала красивая девочка лет 10 -11. Она зрячими глазами смотрела в никуда и сосала палец.

— Пора заниматься, Настя, — позвал ее Женя, вставая с низенького детского кресла. Он сел на колени, посадил Настю впереди себя, поставил перед ней основание с осью большой пирамиды, рассыпал рядом разноцветные кольца. «Сейчас будем собирать пирамиду. Настя, дай красное кольцо», — сказал Женя. Девочка судорожно шарила руками по ковру, наткнулась на синее кольцо, попыталась взять, но не удержала. «Настя, дай красное кольцо», — повторил Женя. Девочка сползла на ковер, прижала подбородок к груди. «Держим голову, не сползаем», — сказал Женя, и с усилием подтянув ее большое тело так, чтобы выпрямился позвоночник, аккуратно ладонями рук поднял голову девочки. Затем, положив свою руку на Настину, он обхватил ее пальцами красное кольцо. «Молодец, Настя, — похвалил он. Девочка отвела голову к его плечу и попыталась укусить его за руку. «Кусаться не будем, — спокойно сказал Женя — Надеваем красное кольцо».

Он уверенно и ровно руководил ее действиями, переламывая своим спокойствием ее упрямство до тех пор, пока пирамида не была собрана. К концу занятия ей несколько раз удавалось найти нужное кольцо и крепко сжать его пальцами. Это уже был результат. Женя сказал: «Молодец» — и Настя ответила возбужденно — радостными звуками. После занятий он аккуратно устроил ее на ковре, подложив под голову мягкого игрушечного крокодила, а сам устало опустился в детское креслице. Настя была в два раза выше и, наверное, тяжелее его.

— Когда я с ней занимаюсь, то многому учусь, — объяснил он. Учусь понимать и предвидеть ее действия, угадывать, что она чувствует, учусь терпеть.

Женя верит, что она когда-нибудь сможет различать цвета и брать нужные предметы. Вот тогда он проведет открытое занятие, и все увидят, что и эта девочка, и он сам не такие уж безнадежные, как считают врачи. Но главное он, может быть, научит ее делать полезные вещи: застегивать молнии, пуговицы, и тогда ее маме станет немного легче.

Настина мама — профессиональный педагог. Она здесь же, в Центре, занимается с дошкольниками, в игровой форме обучая их читать, писать, считать. Дети ходят на ее занятия с удовольствием, родители благодарны, да и сама она радуется успехам своих учеников вместе с ними. Любимая работа дает силы жить. Но ничего этого не было бы, если бы не Женя.
Настина мама — это не просто красивая молодая женщина. Хочется сказать высоко — это символ материнской любви и верности. Она не отказалась от больного ребенка, не сдала его на государственное обеспечение. Она несет свой крест, и она любима этим существом, любима бесконечно. Ее же собственные родители отнеслись к ее поступку жестко: они прервали с ней контакты, отказали в помощи. Муж сказал, что готов снимать для нее и дочери квартиру, но вместе с таким ребенком жить не будет. Так эти двое остались наедине со своей бедой. Специалисты считают, что женщинам в подобной ситуации необходимо хотя бы на день — два в неделю менять обстановку, уходить из дома, просто отдыхать на природе или в хорошей компании, иначе возможен психический срыв. Для Настиной мамы отдых — это любимая работа, но как оставить дочь, если она и минуты ни с кем другим быть не может? В Центре на занятиях с детьми Настя неуемно кричала: то ли маму звала, то ли требовала особого внимания. Но и, то и другое было невозможно.

Появление Жени решило сразу все проблемы. Теперь он Настин педагог.

В детстве Женя мечтал, что найдет маму, что она возьмет его к себе, ведь он все умеет: и стирать, и готовить, он будет слушаться ее и очень, очень любить. Эта мечта, что кто-то его приютит, пригреет жила в нем, выражалась в его кукольных фантазиях и давала радость надежды. Его первый кукольный спектакль, поставленный в Центре с детьми, был по сказке «Курочка — ряба». Получился он необычным, как и все его постановки. Девочка, которая играла роль мышки, неудачно ударила по яичку, и оно не разбилось. Но как закончить сказку? Перед Женей возникла задача на ходу изменить сюжет, и он ввел новый персонаж: в избушке появился петух. Он взялся помочь бабушке и дедушке. Клюнул яичко, и оно разбилось. А за это, закончил сказку Женя, бабушка с дедом приютили петушка: пусть живет, он же выручил их из беды. За добро надо платить добром.
После долгих поисков Жене удалось найти родню. Он приехал к тяжело больной одинокой тете и стал ухаживать за ней. Он узнал, что мать его умерла, и все расспрашивал тетю, какой она была, как выглядела: хотелось знать все до мельчайших подробностей. Он ухаживал за тетей 4 месяца. За это время несколько раз заезжал ее племянник (оказалось, что есть еще две тетушки и дядя), оставлял деньги и уезжал. Женя заботился о своей новой родственнице до последнего ее часа, и ему ничего от нее не было нужно. Квартиру она оставила другому племяннику.

Все три тети были в возрасте. Вскоре страшный диагноз врачи поставили еще одной из сестер. Жене позвонила третья тетушка (тетя Клава) и попросила посидеть с больной, ведь она одинока — ни мужа, ни детей, намекнула, что может оставить Жене квартиру. Он поехал к умирающей. У него теперь было к кому поехать, о ком заботиться и это очень новое чувство: ты не один. Тетя сама заговорила о квартире, сказала, что напишет перед смертью на него завещание. Потом ее положили в больницу. Он лег с ней: кормил ее, умывал, менял постель и емкость, которая выполняла функцию кишечника. Думал ли он о квартире? Конечно, думал. Тетя дала эту надежду, и мечты о своем жилье, о другой неказенной жизни лезли в молодую голову. Когда тетушку выписали из больницы, она уже не могла вставать. Поднимать ее было мучительно: у Жени не хватало сил. Стала приезжать тетя Клава, и они вместе управлялись с больной. Но это длилось несколько дней. Она умерла на руках у Жени. Квартиру завещала брату и его жене. Тут взбунтовалась тетя Клава и убедила Женю вместе подать заявление в суд на выделение доли в наследстве умершей. Жене присудили четвертую часть. Можно было купить однокомнатную квартиру, но тетя Клава остерегла: одному жить в наше время небезопасно, да и что хорошего в городе: загазованные улицы? А для здоровья нужен отдых на природе. Лучше соединить доли и купить дом за городом.
И Женя отдал свою долю тете Клаве. И купили дом. И ему там выделили целых две комнаты. Он уверен, что все будет хорошо. Тетя Клава и сыновьям наказала заботиться о Жене, не бросать его и они дали слово.

Вот наступит лето. Занятия в Центре закончатся, он уедет в подмосковный дом, и будет жить там до самой осени. Лидия Борисовна, с которой он делится своими горестями и радостями, советовала ему купить квартиру. Он хоть и уважает ее мнение, но решил по-своему: если есть родня, надо быть вместе и надеяться на лучшее.

От редакции: автор очерка дарит на оплату репетиторов для Жени Феоктистова 1000 рублей. Желающие поддержать материально молодого человека (сумма значения не имеет) могут перечислить деньги на счет Центра реабилитации «Преодоление — Л»:
Стромынское ОСБ
№ 5281/01014СБ г. Москвы
БИК 044525225
корр. сч. 30101810400000000225 ИНН 7719148947
Лиц. сч. 40703810538340100196 КПП 771902004.


Галина БЕРЕСНЕВА
Просмотров: 2783

Статья добавлена пользователем: Ксю

добавить статью