Право на достойную жизнь


Право на достойную жизнь

СИДИ ДОМА, НЕ ГУЛЯЙ


Бюрократизированная система обеспечения инвалидов средствами реабилитации и санаторно-курортными путевками, неудовлетворительное положение с лекарствами вызывают гнев и возмущение в среде тех, о ком государство призвано заботиться.

Инвалиды кроют бюрократию последними словами. Например, чтобы оформить магнитофон или собаку-проводника тотально слепому человеку необходимо сдать множество анализов и пройти всех врачей-специалистов. То же самое приходится делать инвалиду- опорнику, оформляя бумаги на протез или кресло-коляску. Врачи возмущены тем, что тратят время не на пациентов , а на заполнение ненужных бумаг. Больные из-за очередей не могут попасть к специалистам. Обе проблемы, к тому же, осложнены законодательным решением о начислении пенсий и социальной поддержке инвалидов в зависимости от степени ограничения способности к трудовой деятельности (ОСТД).

Более всего при этой системе страдают те, кто работает или ищет работу. Кто учится или пытается получить образование. Кто занимается общественной работой , спортом или искусством. Ведь каждый из них рискует потерей пенсии и социальных выплат. Не случайно среди инвалидов 122-й закон получил прозвище «Сиди дома, не гуляй!» Словом, система стимулирует не интеграцию инвалидов в общество, а их
пассивность и иждивенчество. Организаторы же системы до сих пор утверждают, что все идет как надо. Это, мол, реформа, и ни одна из них никогда еще не проходила безболезненно.

Особенно возмущает людей программа дополнительного лекарственного обеспечения, которая практически не работает. Результаты мониторинга ,выполненного областной организацией инвалидов Всероссийского общества инвалидов, говорят о том, что ситуация с лекарствами для лиц с ограниченными возможностями здоровья оценивается как критическая. По Приказу Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения от 02.10.2006 г. значительно сокращен список льготных лекарств. С 1.01.2007 г. из него исключены более 600 торговых наименований препаратов, в том числе важнейшие препараты для лечения диабетических осложнений,
муковисцидоза и др. Многие категории инвалидов просто лишились необходимой медицинской помощи, поскольку равноценной замены в списке не оказалось.

- Лекарства разные нужны, - говорит врач-терапевт из Екатеринбурга Наталья Кречетова . – Кому-то помогает валокордин, кому-то корвалол. Казалось бы, формула одна и та же, но на людей действует по-разному. Так что лечить по списку нельзя.

Нельзя, но пытаются. Может ,поэтому люди предпочитают отказаться от соцпакета и взять компенсацию. Конечно,500 рублей не такие уж большие деньги, но это все же что-то, чем журавль в небе.

- Какой смысл держаться за соцпакет, если он пустой? – возмущается екатеринбурженка Нина Бобрышева. - У моей дочери сердце больное, а за весь год выписали бесплатно только валокордин.

- А мне лекарства несколько раз выписывали, но в аптеке, куда прикреплена, не было ни одного, - добавляет пенсионерка Анастасия Ведерникова. - При этом в соседней аптеке, коммерческой, все есть. Так лучше я деньги возьму и куплю.

Чиновники Минздравсоцразвития РФ убеждают, что от лекарства отказались те льготники, которым лекарства не нужны.
-Уверен, -настаивает инвалид первой группы из Красноуфимска Григорий Трифонов,- что от лекарства отказались те льготники, которым лекарства позарез нужны, но их нет в списке.

Сложившееся положение с лекарствами беспокоит и правительство Свердловской области. Об этом говорил его председатель Виктор Кокшаров во время прямой линии, организованной «Областной газетой». И понятно почему. Люди откажутся от соцпакета, но болеть-то не перестанут. Их придется лечить в больницах, которые финансируются из регионального бюджета.

Как ни парадоксально, но федеральному центру "выход из соцпакета" выгоден. Ведь на компенсации требуется меньше денег, чем на "бесплатные" лекарства: выдали
на руки по 500 рублей - и никакой головной боли. Может, к этому стремился Зурабов? Да, он ушел, но посеянные им бюрократия и равнодушие остались. И теперь разбираться с тем, где брать деньги на лекарства, как избавиться от волокиты и чиновничьего произвола уже придется Татьяне Голиковой.

Не менее остро стоит вопрос с техническими средствами реабилитации .Даже в самые застойные времена очередей с получением кресел-колясок, протезов, ортопедической обуви , костылей и других средств реабилитации в Свердловской области не было. Стоял вопрос о разработке кресел-колясок с электроприводом, спортивных, детских, специальных … Сейчас очереди. Выбора у инвалида тоже нет. Ему выдают то, что есть в наличии. Тендеры федеральная власть в последние два года ,конечно, проводила. Критерии учитывались различные, но превалировал один –цена. В итоге инвалиду представлялось средство реабилитации, мало пригодное для компенсации или устранения стойких ограничений его жизнедеятельности.
Региональное отделение Фонда социального страхования РФ пытается разрешить сложившуюся ситуацию. Тем более, что с 2007 года обеспечение техническими средствами реабилитации перешло в его ведение. Но пока получается не очень. Необходимых средств реабилитации в достаточном количестве как не было, так и нет, Свердловское протезно-ортопедическое предприятие по-прежнему периодически лихорадит, то и дело возникают конфликты с поставщиками…Словом, деньги тратятся, кресла-коляски выдаются, а недовольство в среде инвалидов не спадает. Где выход?
Необходимы изменения в законодательстве, говорят инвалиды. Нужно сделать так, чтобы обеспечение техническими средствами реабилитации происходило по правилам, которые уже несколько лет существуют во многих развитых странах. Сначала инвалиду в техническом центре подбирают коляску, потом собирается заказ, а дальше можно и тендеры проводить, и все что угодно.

Что касается выбора. Фактически у человека с ограниченными возможностями его нет. Да, он может купить средство реабилитации за свои деньги. Но компенсируют ему ту сумму, которую Фонд социального страхования потратил на то, что предусмотрено федеральным перечнем. Все, что свыше, возврату не подлежит. Можно, конечно, добиться этого через суд. Но там еще нужно доказать, что предусмотренное федеральным перечнем кресло-коляска не может тебя удовлетворить. Как инвалид будет это доказывать ?Кому?
Коротко на эти вопросы не ответишь. Тем не менее , отстаивать свои права надо. Так, как это сделали мама дочери- инвалида . Суть ее усилий в следующем. Приказом Минздравсоцразвития РФ № 321 от 7 мая 2007года срезаны нормы выдачи средств реабилитации и увеличены сроки их использования. Так, срок использования одного памперса лежачим инвалидом должен составлять не менее 24 часов. Пришлось в Верховном суде доказывать ,что данный пункт приказа нарушает права инвалида. И доказали. Решением суда норма о памперсах отменена.

Вполне возможно, что вскоре суды будут завалены заявлениями от инвалидов и по поводу лишения их права пройти санаторно-курортное лечение. На что только не пускаются бюрократы от медицины, чтобы отказать человеку с ограниченными возможностями в реализации права поправить свое здоровье. Вот, например, что ответил главный врач Екатеринбургской центральной городской больницы №3 Н.В.Марченко инвалиду первой группы Евгению Сереброву, обратившемуся к нему с просьбой предоставить справку для получения путевки в санаторий (орфография и стилистика сохранены):
Уважаемый Евгений Геннадьевич!

Решение о возможности санаторно-курортного лечения для пациентов принимается врачебной комиссией лечебного учреждения на основании медицинских показаний и противопоказаний для СКЛ.

В своей работе ВК руководствуется сборником нормативно-методических документов под редакцией директора Российского научного центра восстановительной медицины и курортологии Минздрава России, члена-корреспондента РАМН профессора А.Н.Разумова.

Совместно с Министерством здравоохранения Российской Федерации Российским научным центром восстановительной медицины и курортологии Минздрава России.
Институтом питания АМН РФ Фондом социального страхования Российской Федерации.

В соответствии с данными документами:
Все заболевания, при которых пациенты не способны к самостоятельному передвижению и самообслуживанию ,нуждаются в постоянном социальном уходе.

Являются противопоказанием, исключающим направление больных на курорты и в местные санатории(пункт 7).
Главный врач Н.В.Марченко
Вот так вот .Руководствуются сборником непонятно каких документов. Законы для них не авторитет. А вот профессор Разумов – это голова. Тем более член-корреспондент академии наук.

Подобных примеров можно привести множество. Инвалиды, устав бороться с бюрократической машиной здравоохранения , опускают руки, прекращают отстаивать свои права. По данным регионального отделения Фонда социального страхования в 2007 году на курорты съездило в два раза меньше инвалидов, чем в минувшем. В итоге у Министерства здравоохранения РФ неожиданно появляется повод сделать заявление о том, что оно сокращает расходы на санаторно-курортное лечение, так как инвалиды отказываются проходить его. Эти данные прозвучали на заседании Совета по делам инвалидов при Председателе Совета Федерации летом 2007 года.

Но более всего раздражает людей с ограниченными возможностями здоровья система медико-социальной экспертизы (МСЭ). Специалистов, работающих в структуре бюро МСЭ по Свердловской области , инвалиды называют людьми с каменным сердцем и спящей совестью. И не важно где они трудятся: в главном офисе или в филиале далеко в глубинке. Оценка относится к тем и другим. Выходит, заслужили. Почему их так прозвали – догадаться не трудно. Во –первых, абсолютно не приспособленные для инвалидов офисы таких учреждений. .
-Я чуть шею себе не сломал,- возмущается Иван Тропин , когда рассказывает о своем визите в филиал МСЭ по Орджоникидзевскому району Екатеринбурга. .

Примерно такая же ситуация в филиалах Октябрьского и Чкаловского районов . Про те, что в других городах области, даже говорить не хочется. При этом некоторые из работников таких страдают манией вседозволенности и непогрешимости. Критику в свой адрес воспринимают болезненно. Сотрудница филиала №15 Людмила Замораева, например, особенно агрессивно настроена по отношению к автору этих строк. Неоднократно высказывала угрозы. Понятно, что такое поведение не прибавляет авторитета Главному бюро МСЭ по Свердловской области и его руководителю Ирине Кузнецовой.
Ко всему прочему складывается впечатление, что сотрудники медико-социальной экспертизы не знают, с какого бока к инвалиду подойти. Особенно с такими заболеваниями, как диабет, гемофилия, рассеянный склероз . Внешне такие люди довольно неплохо выглядят. Приходят они на медико-социальную экспертизу, а им по нынешним критериям не могут определить потерю трудоспособности и поставить инвалидность. В итоге некоторые из таких людей теряют право на льготное обеспечение лекарствами, а через год либо на костыли встают, либо в кресло-коляску садятся. Другим снижают степень ограничения способности к трудовой деятельности. А это потеря значительной доля пенсии. Так произошло, например, с Галиной Метелевой из Екатеринбурга. Одним росчерком пера она лишилась 1500 рублей. При этом никто из сотрудников филиала МСЭ Кировского района Екатеринбурга не задумался, каким образом и где она восполнит значительную часть своей сокращенной пенсии.
Недавно мне пришлось ознакомиться с точкой зрения на работу МСЭ сотрудника Центра социального проектирования Российской академии естественных наук ,доктора социологических наук, профессора Сергея Кавокина. Он уже много лет занимается проблемами реабилитации инвалидов. Им он посвятил две свои диссертации. Его тоже возмущают правила, по которым работает судебно-медицинская экспертиза. Выход он видит не в устранении отдельных ее недостатков, а в замене всей системы. Для этого он предлагает разделить всех инвалидов на несколько групп потребностей по значимости. К первой, которая должна финансироваться из федерального бюджета, следует отнести жизнеобеспечивающие потребности. Это гимодиализ, диабет , ну и т.д.

-Во-вторых,- подчеркивает Сергей Николаевич,- мы ставим перед правительством вопрос о вообще ликвидации бюро медико-социальной экспертизы, как таковой. Оно никому не нужно. Во всём мире это делают врачи в лечебных учреждениях. И нечего вам, и мне, в том числе, шляться туда, к какой-то неизвестной тётке для того, чтобы она сказала пойти к окулисту, а, может, ещё и к гинекологу, чтобы определить, нужна мне туфля эта или не нужна, когда я уже почти 20 лет на инвалидности.

Кавокин с коллегами разработали систему, которая позволяет проводить экспертизу в медицинском учреждении без дополнительной нагрузки для врачей. Технология довольно простая. Необходимо решение правительства, чтобы эта система была принята, чтобы произошло ее внедрение во все структуры, которые занимаются инвалидами. А их сегодня насчитывается 14. Между собой у них никакого взаимодействия нет. В Центре решили и эту проблему, все рассчитали, как, не объединяя, организовать слаженную работу. Одного не учли – неразворотливости правительственных чиновников.
По данным Росстата средняя продолжительность жизни мужчин в нашей стране в 2005 году составила 58 лет. В 2006 уже 56 лет. Думаю, эти цифры говорят о многом. Мы же с вами, дорогой читатель, хотим жить минимум до 70-ти. Значит, для этого нужен другой бюджет, другая медицина, другой образ жизни. Нужно другое отношение к людям с ограниченными возможностями здоровья. Ведь именно по этому отношению судят о здоровье общества.
Анатолий Холодилин,
Екатеринбург
Просмотров: 4156

Статья добавлена пользователем: сатурн

добавить статью