Индикатор человечности


Валерий ОСТРОВСКИЙ


Так получилось, что минувшую неделю я провел в нескольких европейских странах: в Голландии, Бельгии, Германии. Не в первый раз, дело почти привычное. Но во время этой поездки я обратил внимание на то, что на летних улицах больших городов часто попадались целые группы людей в инвалидных колясках. Все коляски были снабжены небольшими электромоторами, удобны, комфортабельны. В центре Амстердама я обнаружил реабилитационный центр для инвалидов-спинальников. Эти люди и не думали прятаться. Наоборот, они были оживлены, увлечены беседой. В трамваях Амстердама и Брюсселя отвели специальные места, чтобы человек в коляске смог проехать в городском общественном транспорте. Колясочников можно увидеть за столиками уличных кафе в компаниях их друзей и родственников. В общем, люди ведут нормальную жизнь.

Буквально через день после возвращения я увидел сразу по нескольким каналам нашего телевидения сюжет о том, как некий «благотворительный фонд», возглавляемый мерзавкой (другого, более крепкого слова упо­треблять не хочется), уже ранее осужденной за мошенничество, устроил в Ленинградской области настоящий концлагерь для одиноких бездомных инвалидов. Фактически у несчастных отняли их жилье, пенсии и бросили их помирать в каком-то сарае, в глухомани.

Очень хочется верить, что это дело будет расследовано до конца и доведено до суда. При этом хотелось бы знать: кто из чиновников покровительствовал такому, с позволения сказать, «благотворительному фонду»?

В чьи руки попало жилье одиноких инвалидов? Ведь такого рода злодейства появляются не на пустом месте. Довести расследование до конца – это дело чести городского и областного УВД. Но вопрос надо ставить шире. Суть его – в отношении к людям с ограниченными возможностями нашего общества в целом. Хотим ли мы не замечать их реальные проблемы, закутываясь в кокон собственного самодовольства и благополучия? Или же поймем, что отношение к инвалидам – это индикатор человечности, индикатор общественного здоровья.

Надо откровенно сказать: определенные подвижки по улучшению положения людей с ограниченными возможностями в городе происходят. Также не стоит скрывать, что губернатор Петербурга Валентина Матвиенко еще при избрании на этот пост в 2003 году говорила о проблемах инвалидов и необходимости их решения как важнейшей общегородской проблеме. Новые дома не принимаются, если в них нет пандусов для колясочников. Пристраиваются пандусы и к старым домам. По инициативе губернатора на ближайшую сессию городского парламента будет внесен законодательный проект «О дополнительных мерах социальной поддержки инвалидов», в соответствии с которым за счет город­ского бюджета будет расширен федеральный перечень технических средств и услуг, предоставляемых людям с ограниченными возможностями. Впервые в России именно в Петербурге организовано социальное такси. Губернатор в своем ежегодном послании заявила о своей решимости добиться того, чтобы его услугами, в значительной части дотируемыми городским бюджетом, могли пользоваться все инвалиды I группы, все дети-инвалиды до 7 лет и все пожилые люди старше 80 лет. Нет сомнения, что губернатор выполнит это обещание. Намечены и сроки: от 1 января 2008 года – до 1 января 2009 года. И все же признаем: сделанное и намеченное к исполнению – явно недостаточно, чтобы включить инвалидов в повседневную жизнь. И наш главный упрек – федеральной власти. Постоянно что-то «химичит» министерство г-на Зурабова. Не слишком видны наработки Совета Федерации и наших думцев в этих вопросах. Одним словом, усилия в этом направлении надо наращивать. Потому что стыдно. Не перед Европой, а перед самими собой.

© Петербургский дневник 2006
Просмотров: 3206

добавить статью