СОЦБЕССТРАХ


Эта статья написана инвалидом с точки зрения рядового получателя государственного социального обеспечения и посвящена проблемам, с которыми столкнулся в последнее время. У чиновников другая точка зрения, те же проблемы они оценивают по-своему, но их мнение никому не интересно; важны дела, а они аховые.

Программа реабилитации.
Индивидуальную программу реабилитации инвалид должен оформлять каждый год, если хочет получать необходимые ему средства реабилитации. По срокам оформление можно было бы сделать реже, а процедуру проще, поскольку инвалидность – это стабильное, как правило, пожизненное состояние организма, но в принципе, ситуация терпима. А какое содержание чиновники вкладывают в понятие «социальная реабилитация инвалидов» и как это соотносится с насущными потребностями самих инвалидов – тема другого разговора. Сейчас же нам важно уяснить, что термин «реабилитация» предполагает создание таких условий, при которых инвалид может самостоятельно, без посторонней помощи, удовлетворять свои жизненно важные потребности (это логически вытекает из определения «инвалид» в законе «О социальной защите инвалидов в РФ»), а социальная реабилитация – удовлетворение инвалидами своих социальных нужд во всем их многообразии без посторонней помощи. И говорить мы будем о инвалидных колясках.

Немного цифр.
Если предлагаемая инвалиду коляска его не устраивает и он покупает ее сам, по правилам Фонд Социального Страхования должен компенсировать часть затрат инвалида. Сейчас это 4000 рублей, т.е. столько государство выделяет на приобретение одной комнатной коляски для инвалидов. Но ФСС заключил договор на поставку колясок по цене чуть больше 2000 рублей (80 USD). На конкурсе производителей колясок из представленных моделей ФСС выбрал самую дешевую, цена была единственным критерием отбора. Из федерального бюджета на приобретение только комнатных колясок выделено 467,820 тысяч рублей, затрачено примерно половина суммы. Прошел слух, что на региональных конкурсах, в отличие от федеральных (московских), производителям не надо давать взятки, чтобы выиграть конкурс – при такой «экономии» взятки и не нужны.

Теперь о главном.
То, что предлагаемые коляски самые дешевые, уже многое говорит о их качестве, но это еще полбеды. ФСС выдает одну и ту же модель всем – мужчинам и женщинам, молодым и старым, большим и маленьким…, степень подвижности парализованного человека тоже не учитывается. В результате коляска мало кому подходит по-настоящему.
В моей индивидуальной программе реабилитации записано: «Кресло-коляска комнатная (ширина сиденья 42-45 см.)» -- и все, такой вот индивидуальный подход. Причем цифры сотрудник МСЭ взяла с потолка: ничего не спрашивала и не измеряла старую коляску. Она ошиблась, но при получении в уполномоченной фирме можно без проблем выбрать коляску с нужным размером сиденья. То есть и этот параметр не имеет практического значения. Между тем почти все характеристики коляски важны или очень важны для инвалидов:
-- габариты коляски по длине и ширине (в тесных квартирах коляска должна проходить во все помещения);
-- высота сиденья от пола (с высокой коляски невозможно что-либо достать с пола и трудно пересаживаться на диван и обратно, каждый сантиметр имеет значение);
-- высота спинки (высокая спинка ограничивает движения, низкая неприемлема для людей со слабой спиной и сильной спастикой, в некоторых случаях спинка должна откидываться, а иногда нужен подголовник);
-- форма подножек (при пересадке в коляску и из коляски подножки приходится убирать или складывать, а у некоторых колясок сделать это непросто; если расстояние между подножкой и осью передних колес большое, при наклоне человека вперед коляска опрокидывается – этим недостатком, похоже, страдает «Альфа 1», которую ФСС закупил для инвалидов)…

Есть и другие нюансы, которые трудно описать, как бывает трудно объяснить, чем одна вещь удобнее другой. Тем более что у каждого человека свои индивидуальные требования по функциональности, эргономике и безопасности. А ведь речь не просто о комфорте: неудобная коляска может вызвать обострение основного заболевания (причины инвалидности) или появление новых болячек, например, пролежней. И уж если коляску выдают как средство реабилитации, она должна быть удобной – чем больше человек нуждается в посторонней помощи, тем в большей степени он проявляет свои инвалидные качества, и наоборот, чем меньше человек зависим от посторонних, тем в меньшей степени он инвалид. Цель реабилитации создание условий, когда между человеком, передвигающемся в пространстве на двух ногах, и человеком, передвигающемся на четырех колесах, принципиальной разницы не будет.

Порочен сам принцип обеспечения инвалидов – одна и та же коляска для всех. Погоня за дешевизной и массовостью лишает производителей возможности совершенствовать коляски, делать больше модификаций. Вот и приходиться самим инвалидам приспосабливать коляску под свои надобности, ломать голову, что и как надо переделывать, искать мастеров и мастерскую. Да, можно купить любую коляску и ФСС компенсирует часть затрат, но, во-первых, нет каталогов всех производимых в стране колясок, а во-вторых, прежде чем платить серьезную сумму, надо попробовать коляску (обувь не покупают по рекламным картинкам – надо примеривать), однако центров, где можно было бы посмотреть коляски и выбрать наиболее подходящую, в природе не существует. А в идеале коляску нужно делать по индивидуальному заказу…
Мечты, мечты, где ваша сладость,
Где вечная к ней рифма… низость – у крутых мэнов все схвачено, они куют монету, им не до мечтаний забытых в хижине своей инвалидов.

Все вышесказанное относится и к прогулочным коляскам, т.е. относилось бы, если бы не бредовые затеи бюрократов. Прогулочная коляска отличается от комнатной наличием рычагов, она больше по габаритам и по весу, она устойчивее и надежнее на ходу – это коляска для самостоятельных поездок по городским улицам и хорошим грунтовым дорогам, например, на даче. Так вот, с недавнего времени ФСС стал закупать для инвалидов в качестве прогулочных обычные комнатные коляски. Причина такой реформы все та же: комнатная коляска в разы дешевле прогулочной.
Объяснения же очень простые: в цивилизованных Европе и Америке инвалиды ездят по улицам именно на комнатных колясках, и Москва перестала закупать рычажные коляски, а значит и нам не гоже отставать. Расейские европейцы, конечно же, знают о разнице дорог и тротуаров у нас и в Европе, и понимают, что передвигаться на коляске без рычагов по нашим улицам или очень тяжело или невозможно вовсе. Ямы, колдобины, трещины, подчас отсутствие асфальта, неевропейские съезды с тротуаров на дорогу…, в дождливую погоду грязь и лужи, куда заезжать опасно (если колесо заедет в невидимую под водой яму, человек окажется в грязной воде)…, зимой лед, колея, снежные заносы – со всеми этими прелестями рычажная коляска справляется лучше. Общественный транспорт совершенно не приспособлен для инвалидов, а значит приходится ездить своим ходом – рычажная коляска быстрее, удобнее, безопаснее.
Некоторые инвалиды используют домашнюю коляску на улице, но не от хорошей жизни, скорее всего. На ней легче выбираться из дома, проще попасть в другие здания, удобнее передвигаться в помещении. В любом случае, это их выбор. У них был(!) выбор, с недавних пор чиновники предписали всем и везде ездить только на комнатных колясках. И в Москве именно чиновники все решили, многие инвалиды вряд ли бы сами отказались от возможности использовать в разных ситуациях разные коляски.

Наверное, рычажную коляску все-таки получить можно, надо требовать, объяснять, жаловаться в инстанции и просить, просить…. Прямым следствием такой грубой политики ФСС явилось прекращение производства рычажных колясок на Ставровском заводе АТО. Получить теперь можно только т.н. «югославскую» рычажку, которая во многих отношениях хуже ставровской, но дешевле. То есть уже известная картина: в погоне за дешевизной бюрократы полностью проигнорировали интересы инвалидов, в результате чего производители лишились возможности совершенствовать коляски и расширять их модельный ряд.

А практическое применение этой «прогулочной» коляски, второй комнатной, только одно – на продажу.
(Не могу не сказать несколько слов о пандусах и съездах. Кто во что горазд – по-другому оценить действия строителей невозможно. Хотят сделать пандус, сделают, не захотят -- не будут. А если и делают, то пользоваться им, как правило, нельзя. Самый распространенный способ – залить бетоном часть лестницы, как это сделано, например, в родном областном собесе или в «Спаре» на пр. Ленина или в других зданиях, так делают в домах, где живут инвалиды; подняться по такому пандусу (подъем 30-40 градусов) на коляске невозможно, а спускаться опасно для жизни: если тормоза не выдержат, коляска на большой скорости опрокинется. Пандус у здания городской администрации недоступен для прогулочных рычажных колясок; пандус у кинотеатра «Киномакс» бесполезен, поскольку из фойе в зал ведет крутой подъем… перечислять можно долго. Единственное здание, в котором на коляске можно с улицы попасть в любое помещение, это Дом ветеранов на ул. Кирова; строители знали, для кого строят, или, скорее, заказчик добился соблюдения всех норм. По правилам подъем пандуса не должен превышать 8 градусов, в исключительных случаях внутри здания 10 градусов.

Если про пандусы можно сказать: их не было и нет, т.е. их появление мало повлияло на жизнь инвалидов, то проблема съездов с тротуаров на дорогу гораздо серьезней. В последнее время на месте съездов стали устанавливать бордюрные камни, даже там, где спуск был гладкий, удобный для инвалидов на колясках. Камни эти ниже обычных, но все равно инвалиды теперь вынуждены чаще выезжать на проезжую часть улиц, создавая неудобства транспорту и подвергаясь риску. С обывательской точки зрения трудно понять, в чем функциональное назначение этих камней, ведь проще и дешевле сделать гладкий съезд, залив его асфальтом, чем врывать камень на определенную глубину. Серьезность проблемы еще и в том, что действия дорожников не противоречат строительным нормам (высота должна быть не больше 0,04 м.), а это значит, во-первых, что все неправильные съезды будут переделаны именно так, и во-вторых, камни эти будут мешать инвалидам лет 50 (тротуары в городе не ремонтировались ни разу с момента укладки асфальта). На улице всякое может случиться, в прошлом году машина сбила человека в коляске. Сейчас риск возрастает, в случае аварии инвалид окажется в больнице или на кладбище, водитель в тюрьме, а мэр Рыбаков будет радоваться красоте поребриков в городе.)

В индивидуальной программе реабилитации у меня заполнен еще один пункт, о специальном постельном белье. В 2005 году его выдавали весь год, как и положено, в 2006 – с марта по сентябрь, в 2007 – с апреля по июнь включительно. Ограничимся только констатацией этого факта, поскольку комментарии не напечатает ни одна газета…

Итак, только на мне ФСС сэкономил в этом году минимум 10 000 рублей:
-- 2 тысячи за комнатную коляску,
-- 5,5 за прогулочную коляску (на приобретение одной рычажной коляски выделено около 7,5 тысяч, домашняя стоит 2 тысячи),
-- 2,5 за 9 месячный пакет абсорбирующего белья (по ценам конкурса на поставку этого товара).
Только во Владимире порядка 40 000 инвалидов. Сколько из них оформляли карту реабилитации и по каким пунктам они должны получать обеспечение, то ведает только ФСС. Но совершенно ясно, экономят на всех и на всем. А между тем на нужды ФСС из федерального бюджета в этом году выделено на треть больше денег, чем в прошлом! То есть при бурном росте финансирования политика экономии на людях ужесточается.

В начале мая подведены итоги конкурса на поставку колясок с электроприводом. Победила коляска, которая почти на 25% дешевле ближайших конкурентов. Такая разница в стоимости означает одно из двух: или это сверхновые суперэкономичные технологии или упрощение технологий за счет качества, характеристик, безопасности коляски. Попытки найти в Интернете хоть какую-то информацию об этой коляске и ее изображение ничего не дали, мир о ней ничего не знает. А ведь этот «кот в мешке» предназначен для людей, у которых парализованы не только ноги и тело, но и руки… По условиям конкурса коляска должна была стоить не больше 45 000 рублей, т.е. столько федеральный бюджет выделил на приобретение одной коляски, а ФСС потратил 32 850 рублей… На конкурс была представлена коляска немецкого производства; к коляске российской фирмы Инкар инвалиды привыкли, отзываются о ней хорошо – ее выдавали несколько лет, но говорить о них поздно, мнение инвалидов никого не интересует.


Пособие по уходу за инвалидом.
Незадолго до Нового года Президент РФ осчастливил инвалидов, нуждающихся в постороннем уходе, пообещав увеличить пособие по уходу до 500 рублей. Это заметная прибавка к пенсии, но… царь жалует, да псарь мордует.
Чтобы получить это пособие, инвалиду теперь надо найти человека, который и будет за ним ухаживать. Проблема в том, что этот человек не должен быть пенсионером и не должен работать. Кто, не будучи пенсионером, не работает? Бомжи, алкоголики, тунеядцы, уголовники – они должны ухаживать за инвалидами по мысли бюрократов? При этом члены семьи, которые при любых обстоятельствах будут ухаживать за своим инвалидом, как бы ни при чем, поскольку или работают или уже на пенсии, как и все нормальные люди. И нельзя оформить пособие нескольким инвалидам на одного человека. А получать эти 500 рублей будет сам инвалид вместе с пенсией. То есть нужно найти хоть первого встречного для галочки в собесе и можно потом забыть о нем. Или кто-то из членов семьи увольняется с работы, оформляет все и через неделю устраивается на прежнее место работы.

То, что это правило аморально по отношению к близким инвалида, очевидно, но зачем его ввели? чиновники же не идиоты, не первый год работают и могут просчитать последствия своих решений. Единственное хоть сколько-нибудь разумное предположение, что приходит на ум, это экономия средств. Часть инвалидов не сможет найти подходящего человека, плюнет на все и пособие окажется невостребованным. Количество инвалидов, нуждающихся в постороннем уходе, известно, необходимая сумма денег, вероятно, выделена, сэкономленные средства останутся в распоряжении чиновников из ведомства господина Зурабова. Или же денег выделили заведомо меньше необходимого и дали задание отсечь какую-то часть получателей пособия. Возможно, это правило ввели по другой причине, но бюрократы явно стремились усложнить процедуру – уж слишком она странная.

Только для самых тяжелых инвалидов такое положение вполне приемлемо. Они физически не могут ухаживать за собой, что вынуждает кого-то из членов семьи бросить все дела и полностью посвятить себя уходу за близким человеком. Если в семье рождается ребенок, больной, например, тяжелой формой ДЦП, мать становится, практически, на всю жизнь няней и домохозяйкой. А живут они вдвоём на одну пенсию по инвалидности. Размер пенсии – на уровне прожиточного минимума одного человека. Дополнительные 500 рублей для них, конечно, прибавка заметная, но жизнь их тяжкую она не изменит никак, больше им надо. А когда мать достигнет пенсионного возраста, им придется искать кого-то и договариваться.


Социальное такси.
В 2003 году городские власти купили автомобиль «Газель» со специальным подъемником для инвалидных колясок и обозвали ее «социальным такси». Уже тогда было очевидно, что это даже не полумеры, проблему передвижения инвалидов по городу можно решить только переоборудовав весь общественный транспорт (судя по всему, на это потребуется лет 100). По первоначальным правилам инвалид на коляске мог воспользоваться этой машиной один раз в месяц бесплатно для поездок по делам в городе и за деньги – без ограничений. Почти сразу начались конфликты и скандалы, а когда чиновники начали усовершенствовать правила пользования этим «такси», стало понятно, что не о наших проблемах они думают.

Вот перлы их творчества за последние месяцы:
-- бесплатно могут совершить поездку только те инвалиды на колясках, кто имеет социального работника (эта служба помогает немощным людям в домашнем хозяйстве – сходить в магазин, приготовить пищу и т.д.), причем социальный работник не должен сопровождать инвалида в поездке, достаточно, чтобы он только числился в документах. Зачем так? очевидно, чтобы отсечь от блага цивилизации инвалидов, которые живут в семьях и не нуждаются в социальном работнике, а таких большинство;
-- стоимость 1 км проезда значительно дороже, чем в обычном такси, а если едет два инвалида, она увеличивается в 2 раза, если три – в 3 и т.д.; отменено,
-- инвалид должен оплачивать пробег машины от конторы до конторы, т.е. весь маршрут: контора – дом инвалида – адрес поездки – дом инвалида – контора. На половине маршрута инвалида в машине нет, но платить он должен;
-- в машине может ехать только два инвалида и у каждого должен быть сопровождающий, инвалиды на колясках должны фиксироваться специальными ремнями – вроде бы для безопасности (в машине могут разместиться три человека на коляске, четвертого можно пересадить на пассажирское сиденье и сложить коляску, сопровождающий нужен только для проформы, а ремни… в общественном транспорте не используют ремни безопасности)…

С экономической точки зрения это – беспредел монополиста, который пользуясь отсутствием конкуренции и государственной крышей нагло диктует потребителям свои цены и правила… В общем, эта машина – не социальное и не такси, в лучшем случае дополнительный служебный транспорт для чиновников, финансируемый частично или полностью за счет инвалидов. А какие песни о своем гуманизме и милосердии к инвалидам пели чиновники сразу после покупки машины – у слабонервных слезы выступали от умиления!

На вопрос «Что происходит? Где деньги, сэкономленные чиновниками», классики бы ответили: «Воруют, суки!», причем аппетиты растут с устрашающим ускорением. Но мы не классики, у нас есть и другие предположения – проблемы стимулируют фантазию. В том числе есть и экзотическая версия: политический заговор. Из сообщений СМИ известно, что некие силы стремятся дестабилизировать положение в стране перед парламентскими и президентскими выборами. Серьезное ухудшение в социальном обеспечении, в том числе лекарствами, пенсионеров и инвалидов, а это значительная часть избирателей, на руку этим силам и, возможно, провоцируется ими. И слава Богу, хоть выплата пенсий не зависит от них, а то бы совсем караул…

В обозримом будущем ничего не изменится. Пессимизм вызван тем, что у государства, на всех уровнях власти, нет четкой осознанной политики в отношении инвалидов. Соответственно, интересы инвалидов игнорируются, наше мнение по любому вопросу, нас касающемуся, никто никогда не спрашивал. Похоже, у чиновников дремучие представления об инвалидах как о ни на что не способных людях, которые нуждаются лишь в милостыне, чтобы не голодать. И в соответствии с этими представлениями они решают, что нам надо. Проблема эта характерна для всех ведомств всех уровней, эта проблема системная, и потому у каждого отдельного чиновника нет причин и/или возможности что-либо менять. А система сама быстро не меняется…

И никаких акций протеста не будет. Большинство инвалидов – старики, почти все тяжелые инвалиды сидят дома безвыездно, никто не будет участвовать в демонстрациях, голодовках или в чем-то еще. Многие относятся к социальному обеспечению как к благотворительности государства: что дали и на том спасибо, дареному коню в зубы не смотрят; а то, что при этом их обворовывают и обманывают – что ж, против законов природы не попрешь (сильный пожирает слабого -- обычная ситуация в мире животных). Чиновники могут сколько угодно изощряться в своей заботе об инвалидах – недовольства и ругательств инвалидов никто не услышит. Общественные организации инвалидов существуют, но чиновники научились с ними работать, и потому их как защитников интересов инвалидов не слышно и не видно. И эта статья пишется только чтобы сбросить возбуждение, желанных последствий она не вызовет, чудес не бывает...

И еще одна история. В субботу 26 мая было жарко; в начале шестого вечера я встретился с двумя друзьями у входа в здание областного собеса (пр. Ленина, 59). Не успели мы разлить по стаканчику холодного пива, как из дверей появился некто в черном и, не представившись, стал прогонять нас, угрожая и оскорбляя (оскорбления были по поводу нашей инвалидности). На мой призыв действовать по закону (если мы что-то нарушили, пусть к нам применят меры, предусмотренные Законом для такой ситуации) некто перешел на нецензурные оскорбления и угрозы физической расправы. В частности, мне было сказано: «Я тебе морду дубинкой разобью, …!» (полицейская дубинка у него была на поясе). Среди прочего он проговорился: «Сейчас выйдет Кукушкина, а вы тут…». Кукушкина – это руководитель департамента социальной защиты областной администрации; про нее говорят, что она терпеть не может инвалидов, и, судя по тому, что ее офис, ее покой, охраняют цепные псы, натасканные на инвалидов, это правда.

Я не стал бы писать об этом, неадекватная реакция некоторых людей на инвалидов, в общем, не новость, но дальше произошло то, что имеет прямое отношение к теме данной статьи, по-моему. Выяснив у цербера границы его территории, мы отъехали на стоянку напротив входа в здание. Минут через пятнадцать вышли две женщины, одна из них была сама Кукушкина, и сели в автомобиль, рядом с которым стояли две милицейские машины (одна – ДПС, другая – не разобрал). Все три машины выстроились цепочкой, в центре автомобиль г-жи Кукушкиной, при выезде на проспект первая включила мигалку. Когда средний автомобиль медленно проезжал мимо нас на расстоянии 4-5 метров, я из хулиганских побуждений свистнул дамам в открытое окно. Реакция – ноль, бровью не повели, и это правильно: истинным ледям не пристало обращать внимание на свист и крики плебеев. Так вот: ни губернатор, ни мэр, ни другие чиновники в нашей тихой области не ездят с таким эскортом с работы домой! Очевидно, у г-жи Кукушкиной достаточно денег и влияния, чтобы заказывать себе такую охрану; не хватало только одной детали – у мальчиков в здании и в машинах не было автоматов… Какие уж тут разговоры о проблемах с колясками, с социальным такси… -- не с кем разговаривать…

P.S. Некоторая резкость в статье бюрократов вряд ли оскорбит: они не вчера родились и понимают, что многие их подопечные в разговоре о их деятельности без ругательств не обходятся. Человеческое достоинство и профессиональная честь, репутация ведомства и авторитет государства – это не про них. А то, что они сами о себе думают, никому не интересно; в материальном мире существует лишь то, что взаимодействует с другими объектами – чиновничье хамство, высокомерное равнодушие, бюрократизм оказывают определенное влияние на людей, и потому они материальны. А проявлений высоких качеств их личностей никто не чувствует, и потому качеств этих – нет, во всяком случае для нас, а значит и оскорбляться нечему.


Н.В.Моисеев, инвалид 1 гр.
Просмотров: 4773

добавить статью